• Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Песни меловниц
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Отравленные яблоки гномов
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оры и Волшебная флейта
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Одницам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ночь цветников
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ночи у Аида
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Млечный цвет граната
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Мистерии Алмазного царства
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Мирра и воск
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Маскерады фей
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Кровь и воск
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Камерное молчание
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Изборник Летиции
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Из Кафки
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Завтраки чопорных герцогинь
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Десертные вариации
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Геспериды и Золотые плоды
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Гадания хористок
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вновь у Гекаты
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вишни у менад
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вакханки в серебре
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Бисквиты из серебра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Бальзамины
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ая и Серебряный морок
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Аониды и патина
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Анне Радклиф
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с лилиями
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с диадемами и ви
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с беленой и темн
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц на пирах
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц на балах-маскара
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за красными стол
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Пир Алекто
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в Эпире
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Марс
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в сусальном золо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Перстень
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в желти и серебр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Хождения
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с падшими ангела
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с лилиями смерти
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с жасмином и мак
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в серебре и атр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в истечном кармо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в зефирном сумра
  • Аватарка
    Черновик

Есепкин Яков

Внимание!

Данная страница содержит ненормативную лексику или материал,
не рекомендованный к прочтению лицам до 18 лет


Готическая поэзия

Эфемериды

ЯКОВ ЕСЕПКИН

ЭФЕМЕРИДЫ

• «Самиздатовские книги Есепкина стоят литературной респектабельности всего Серебряного века. Это величайший эстетический парадокс.»
С. Волков

XI

Вишен с пудрою звездной к столам,
Диаментов порфирных июля,
Мы угодны ль еще зеркалам –
Соваянья меловые тюля.

И смотри, как вольготны оне,
Бесноватые червные Цины,
Ведьм ланиты в мышъячном огне,
Точат хлебные мыши терцины.

Что, ди Грассо, могли унести,
Золотые путраменты, небы,
Виждь, сегодня точатся в желти
Всечерствые порфирные хлебы.

XII

Ледяные пасхалы затлим,
Апронахи звездами соцветим,
Как юдольную чернь веселим,
Так и петь столованиям этим.

Бродники, вкруг одне бродники,
Хлеб и вина темнее маковниц,
А равно мы в хожденьях легки –
Хоть бы мимо червонных альковниц.

Фарисеи еще заплетут
Нашу тусклую кровь на просфиры,
И тогда нас траурно почтут
Виноградного сада Зефиры.

XIII

Нас ли ждали к эдемским столам,
Антиохия тех ли взерцала,
Шелк порфирный вился по углам,
Днесь его источают зерцала.

Ванных кафель распишет изверг
Ядом розным, жасминами Ханны,
Се порфировый чистый четверг,
Все пием здесь, хотя недыханны.

Ах, тусклые оставьте мелки,
Аониды, по мраморам этим
Чернь и могут лишь бить ангелки,
Нимбы коих мы всенощно цветим.


XIV

Шелк виется, а новый агон
Белым феям начать всепреложно,
Ад слезою востлил парангон,
Се бери, лишь свечение ложно.

Как вдоль наших тлеющих виньет
Пляшут Циты, пируют и днесь ли,
Спи, Вифания, тьма почиет,
Драгоценное миро унесли.

Что же пифии стали бледны,
Им и вышло сейчас веселиться,
Тленных юношей в парке Луны
Сотемнять и за гипсом белиться.

XV

Август щедр ко успенным, шелков,
Яств, рубиновой мглы не жалеет,
Белых дев целокупный альков
Днесь еще изваянья лелеет.

Пить лишь нам золотое, вино
Прелиется, иные фарфоры
Теням выставит Геба, одно
Все мертвецки пьяны бутафоры.

Сколь и Цины сюда набегут
Воровать ободки золотые,
Пир очнется – хотя не солгут
Мертвым наши амфоры пустые.

XVI

Аще тусклые зелени мнят
Четверговки, еще фарисеи,
И у Пилы серебром звенят,
Мы почтим балевания сеи.

Благородного шелка свитки
Данаид обтекают надменных,
Звезды царствий опять высоки
И алкают балов современных.

Ах, запомнят ли нас хоть бы те
Меловницы эллинских смоковниц –
В битом гипсе и жалкой тщете,
Воск лиющих на барву альковниц.

XVII

Что рыдать - отзвучали пиры,
Источились фалернские вина,
Вместо севрской витой мишуры
Нощно блещет небес горловина.

Из Тироля востретим гонцов,
Выпьем яды ль Моравии мрачной,
Где и челядь беззвездных дворцов,
Где и плакать о дщери внебрачной.

Кровь ожгла хоровой мезальянс,
Но сквозь сон различит Береника,
Сколь еще серебрится фаянс
И пирует на небах Герника.

XVIII

Мрамор августа бледен и нем,
Падших звезд насчитаем иль вишен,
Яко с литией мы не уснем,
Пусть атрамент и будет возвышен.

Пировать ли со ядом в устах,
Цины днесь мелят желтым ланиты,
А еще во бесцветных перстах
Огнь лилей, сим дворцы знамениты.

Все туда – иудицы, псари,
Вас холодные ждут пировые,
Где алкали белену цари,
Хоть бы тени их вечно живые.

XIX

Терпсихоры наложницы прыть
В шелк маскируют юный, всеблудство
Тщится веки злоцарственно скрыть
Под любовью одесной иудство.

Льется нега и чернь весела,
Наш путрамент свели щелкоперы,
Бал Аваддо сочествует мгла,
Суе ж кровью златятся таперы.

А и станет вам тюлей иных,
Шелки сеи, мажордом, и брюлы,
Где лафитники ядов земных
Подносили нам ветхие юлы.

XX

Иокаста под мглою тенет
И не вспомнит колонских столовниц,
Всяк слепой из червонных виньет
Благородных зерцает меловниц.

В красном выследят нас палачи
Меж колонн, хоть каждится временность,
Аще пасха, а цвету свечи
Уготована лишь нетлеенность.

Крови мало – садитесь к столу,
Сей фаянс на крови и серветки,
И лиется, лиется во мглу
Пурпур наш чрез страстные виньетки.


Комментарии

Комментарии отсутствуют. Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии