• Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в серебре и атр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в истечном кармо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в зефирном сумра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с жасмином и ал
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с вишнями и ядом
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с битыми амфора
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за чтением и в т
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за млечными стол
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за винтажными де
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в эфирной лепнин
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в нагорном сумра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в диаментной цве
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с бледной цвет
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в богемных домах
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в замковых подв
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в ампирных комна
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в Колоне
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Юдоль
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Электре
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Химеры Белькампо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Харитам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Фламандцам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сукровичные вишни у Ирода
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Гранатовые сильфиды
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сиесты у Гиад
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сады Никеи
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Порфировый шелк
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Померанцы
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Пировые Флиунта
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оцветники Сеннаара
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оперы по четвергам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Парфюмерные шкатулки менин
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Лотосы Эдема
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Лорелее
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Коринф
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Канцоны Урании
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Камеи
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    К мраморным столам Антиохии
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    К Аннабель
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Скульптурность
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Готика
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Терзание лотосами
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ночь цветников
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Алавастр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Пурпур ветхий
  • Аватарка
    Черновик

Есепкин Яков

Внимание!

Данная страница содержит ненормативную лексику или материал,
не рекомендованный к прочтению лицам до 18 лет


Готическая поэзия

Портреты юдиц за винтажными де

Яков Есепкин

• «Победитель не получает ничего. Есепкина не издавали сорок лет, он был легендой модернизма и постмодернизма, андеграундной легендой. Косность отечественной славистики предполагала и предполагает статичность, ограниченную в лучшем случае рамками Серебряного века. Сегодня великого писателя активно издают в России и за рубежом, на его книгах делают состояния, а сам он, увы, остается все в той же андеграундной нише, порою губительно затемненной для взоров массового читателя.»
Н. Свешников

Портреты юдиц за винтажными декорациями

Второй фрагмент

Переспелые вишни сиять
Не устали, июль кровотечный
Их очернит, иль можно стоять
За древами: сей мраморник вечный.

Стол фиванский и щедр, и богат,
Нас менады беленой встречают,
Вин лекифы – к агату агат,
Солнце звездные гостии чают.

И начинут цвета огневеть,
И клико угасит старопрамен,
Где стекает алмазная цветь
С наших цинками выбитых рамен.

Одиннадцатый фрагмент

Вновь юдицы серебро таят,
На лекифах виньетки стирают,
И за феями неб восстоят,
И тиары белые марают.

Апронахи звездами сотлим,
Королевские гербы оплавим,
Что и нынее жалко юлим,
Пред убивцами туне лукавим.

Станет Господе, сны балевниц
Наблюдая, мечтать об изветном
И увидит – меж черных цветниц
Мы в серебре биемся виньетном.

Двадцать восьмой фрагмент

Красят златом всевластия трон
Меловницы, еще ль ягомости
На закате пеют Киферон
И одесны фиванские гости.

Ниобея-царица, теней
Слез кровавых и стоит веселье,
Фивы жалуют лед простыней
Воям неб и отравное зелье.

Книгу жизни и смерти писать
Яко будет Господе, внимая
Снам царей, и начинут бросать
В нас юдицы язминники мая.

Тридцать девятый фрагмент

Куклы белые ночью пышней
И фривольнее томных гризеток,
Их влекут соваянья теней,
Им даруют ледовость розеток.

Виждь, их, Кирка, в холодном плену
Царств Морфея, свиней ли бордовых
Обольщать, пусть к чудесному сну
Девиц льнут эльфы цитрий медовых.

Упоят хороводы виллис
Юных принцев и ангельских граций,
И под мглой золотою кулис
Истлеют миражи декораций.

Пятидесятый фрагмент

Зной июльский, виньеточный зной,
Расточайся, лети над столами,
Се тенета юдоли земной,
Мы пируем опять с ангелами.

Скажет Господе лити вино
По начиньям и хлебу менадам,
Ах, Господь, мы велики одно,
Цветность крови идет колоннадам.

И тогда Господь-Бог уследит,
Как тлеются в подтеках алмазных
Лики наши, как всенощно рдит
Их червица истечий образных.

Портреты юдиц за маковыми столами

Тринадцатый фрагмент

За пасхалами красными – тьма,
Столам щедрым хватает ли корок,
И высоки ж сие терема,
И высок диаментовый морок.

Ах, царице, гуляй, веселись,
В шелк холодный огнем заплетайся,
Ах, мгновенье прекрасное, длись,
Только с феями пиров считайся.

И о чем юным девам рыдать,
Мы одно бы цикуту испили,
Их Господь наведет – соглядать,
Как из нас ангелочков лепили.

Сорок первый фрагмент

О серебре фамильных аллей,
О портальниках дивы стенают,
Несть прекраснее их и белей,
Лишь оне ли бессмертие знают.

Нас ко маковым столам ведут
Юны бледные в траурных шелках,
Нас родные с хлебницами ждут,
Ночь от ночи сидят на иголках.

Вижди, вижди под слотою неб
Елеонские маки и астры,
И эфирный точащийся хлеб,
И червленых пиров алавастры.

Сорок пятый фрагмент

Яко мертвых лишь время щадит,
Яко чают гостей статуэтки,
Обернемся пурпурой – следит
Геба нас и дарует виньетки.

Это славные пиры, Аид,
Вечный царе, мы все оглашенны
К ним давно, золотых аонид
Мглой поим, яко те совершенны.

Сколь Господе в жасминовый рай
Даст найти преалкавшим и млечность,
Восстенаем из кущ: умирай,
Кто пеял белых граций калечность.

Пятидесятый фрагмент

Башни темной царицы Чумы
Приснобелый язмин увивает,
Нас юдицы алкали – се мы,
А веселье иным ли бывает.

Милых граций к столам позовут,
Ядной цветью наполнят амфоры,
И решетники ночи сорвут
Иды злые и тусклые Оры.

Но, Летия, смотри, всебледны
Молодые фиады , с корицей
Льют белену и мглу в наши сны,
Озлаченные мертвой царицей.



Комментарии

Комментарии отсутствуют. Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии