• Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Песни меловниц
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Отравленные яблоки гномов
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оры и Волшебная флейта
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Одницам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ночь цветников
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ночи у Аида
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Млечный цвет граната
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Мистерии Алмазного царства
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Мирра и воск
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Маскерады фей
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Кровь и воск
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Камерное молчание
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Изборник Летиции
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Из Кафки
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Завтраки чопорных герцогинь
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Десертные вариации
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Геспериды и Золотые плоды
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Гадания хористок
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вновь у Гекаты
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вишни у менад
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Вакханки в серебре
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Бисквиты из серебра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Бальзамины
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Ая и Серебряный морок
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Аониды и патина
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Анне Радклиф
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с лилиями
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с диадемами и ви
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с беленой и темн
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц на пирах
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц на балах-маскара
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за красными стол
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Пир Алекто
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в Эпире
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Марс
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в сусальном золо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Перстень
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в желти и серебр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Хождения
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с падшими ангела
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с лилиями смерти
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с жасмином и мак
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в серебре и атр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в истечном кармо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в зефирном сумра
  • Аватарка
    Черновик

Есепкин Яков

Внимание!

Данная страница содержит ненормативную лексику или материал,
не рекомендованный к прочтению лицам до 18 лет


Готическая поэзия

Портреты юдиц за млечными стол

Яков Есепкин

• «Весьма очевиден глобальный кризис всей системы высшего гуманитарного образования, ставшей заложницей ортодоксальности и косности профессуры. Ее нынешняя формация сама воспитана (как и предыдущие) на догмах едва ли не схоластического порядка. Литературный прогресс завершается Серебряным веком, последующие сто лет исчезают во времени. Это интеллектуальная катастрофа для пяти потерянных поколений. Гении масштаба Есепкина становятся недоступными фигурами.»
Н. Свешников (из статьи «Ложное покаяние»)

Портреты юдиц за млечными столами

Двадцать первый фрагмент

Спи, Никея, чаруйся, Эпир,
Тьма уйдет и опять взвеселимся,
Грянет царственно благостный пир,
Согляди, как пием и белимся.

Что и кровь, что скелеты в шкафах,
Се вино из подвалов Руана,
Пир так пир, лейте, юдицы, ах,
Чернь свою на портрет Дориана.

Сколь откупорим ночь и к столам
Занесут красных амфор и свечек,
Мы и будем пеять ангелам,
Тлесть во льду херувимских сердечек.

Тридцать девятый фрагмент

Дама-глория в бледную мглу
Небодарственный веер уронит,
И подсядут к честному столу
Ягомости, их ночь ли хоронит.

Мы ль, Циана, вольно пировать
Собирались, но пиры иные
Здесь текут, будем тьму обрывать
С шелка фей, принты весть ледяные.

Где вы, маковки рая, одне
Хоры юдиц богинь и встречают,
И серебро на красном вине
Зло гасят, и сумрак источают.

Сорок второй фрагмент

Тусклой миррою чела цариц
Ангелки овели, пировые
Источают небесность кориц,
Бал взыскуют одесно живые.

Под холодным серебром вино
Застоялось, менады, сливайте
Хмель в амфоры, мы бредим одно,
Веселитесь, еще пировайте.

Божевольные Цины к столам
Яства горние вынесут, мраком
Их свивая, чтоб присно юлам
Всетризниться за темным араком.

Пятидесятый фрагмент

Пировые Флиунта восждут
Фей небесных, рапсодов эфирных,
Се и мы, нас, Господе, блюдут
Цари млечные в тогах порфирных.

На язмина серебро, на цветь
Бледно-желтых и басмовых лилий
Выльем кровь, аще нам огневеть,
Нам однем пить и мелы вергилий.

Станут юдицы нощность алкать,
Хлебы мазать остудой карминов,
И начнут ангелки соискать
Черных вдов под серебром жасминов.

Портреты юдиц за троном всевластия

Десятый фрагмент

Южный сумрак дыханием роз
Молодых овевает альтанки,
Се бессонное царствие Оз,
Се цариц веселят пуританки.

Девы юные, грации нив
Златоносных, вдыхайте охладу
Ночи краткой, чела наклонив,
Песнь внемлите – за трелью руладу.

Вечность хмелем своим прелиет
Сад мечтаний, цветенья купажи,
И в холодной багрице виньет
На закат вас умчат экипажи.

Восемнадцатый фрагмент

Именинные щедры столы,
Хлебы пышны, розетки ледовы,
И менины чудесно белы,
И веселые пирствуют вдовы.

Темный яд в кубки неб солием,
Будут розы всечервные тлиться,
Будут юдиц гурмы о своем
Красно плакать и снова хмелиться.

Пусть Господе на хорах благих
Нощно зрит, как пеют ягомости
И травятся от вин дорогих
Увитые исцветием гости.

Двадцать седьмой фрагмент

Вишни черные в тортах сладки –
Переспелые, зноем литые,
Сохваляют июль ангелки,
Мглу на хлебы лиют золотые.

Именинному пиру хвала,
Мы с гиадами днесь пироваем,
Блещут яства ночного стола,
Их атраментной тьмой покрываем.

Так чернеет всеалое, Брут,
Млечность глории выбьет золоту,
И церковные флоксы вберут
Угасания нашего слоту.

Сороковой фрагмент

Розы майские яд берегут
Для июля и августа, Литы,
Именин мы ждали, но бегут
Девы свеч и мертвы Кармелиты.

На атрамент лишь кровь солием,
Оды эти не к радости, чаде,
Именитства ль – цветет Вифлеем,
Кто взалкает о траурном саде.

И начнут пламенеть небеса,
И Господь, мглою твердь обнимая,
Прелиет нам в седые власа
Розный дождь неотмирного мая.

Пятидесятый фрагмент

В лазурите небесный корвет,
Мимо ангелей мчат цеппелины,
Одотечный атрамент плывет
На золоту эдемской малины.

Трон всевластия райских цветниц
Сень межзвездная тьмой накрывает,
Будем слушать еще ль меловниц,
Где юдольная чернь пировает.

Иль Господе со хоров не зрит
Слоту черную, пламень биющий
Во скульптурный ночной лазурит,
По челам и остиям текущий.




Комментарии

Комментарии отсутствуют. Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии