• Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в Эпире
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Марс
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в сусальном золо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Перстень
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в желти и серебр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Хождения
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с падшими ангела
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с лилиями смерти
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с жасмином и мак
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в серебре и атр
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в истечном кармо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в зефирном сумра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с жасмином и ал
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с вишнями и ядом
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с битыми амфора
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за чтением и в т
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за млечными стол
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц за винтажными де
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в эфирной лепнин
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в нагорном сумра
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в диаментной цве
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц с бледной цвет
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в богемных домах
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в замковых подв
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в ампирных комна
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Портреты юдиц в Колоне
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Юдоль
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Электре
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Химеры Белькампо
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Харитам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Фламандцам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сукровичные вишни у Ирода
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Гранатовые сильфиды
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сиесты у Гиад
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Сады Никеи
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Порфировый шелк
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Померанцы
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Пировые Флиунта
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оцветники Сеннаара
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Оперы по четвергам
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Парфюмерные шкатулки менин
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Лотосы Эдема
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Лорелее
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Коринф
  • Есепкин Яков
    Есепкин Яков
    Канцоны Урании
  • Аватарка
    Черновик

Есепкин Яков

Внимание!

Данная страница содержит ненормативную лексику или материал,
не рекомендованный к прочтению лицам до 18 лет


Готическая поэзия

Портреты юдиц с лилиями смерти

Яков Есепкин

• Из книги
«Сонник Корделии»

Портреты юдиц с лилиями смерти

Девятый фрагмент

Озлачает лекифы вино,
Млечность вяжет серебром куфоры,
В пировых ни светло, ни темно,
Моет басмою челядь фарфоры.

Суе молвить и суе молчать,
Несть губителям вишен тлеенных,
Иль ко Господу-Богу вскричать:
Что, Господе, не зришь убиенных.

Ах, спастись и неможно, красны
Свечи Тийи, юдицы алкают
Кровь одну и о плаче зурны
С наших рамен цвета истекают.

Шестнадцатый фрагмент

Цвет граната звездами сотлим,
Это ль время атраментов палых,
Ночь тускнеет, а мы всё мелим
Лилий смерти роскошество алых.

Будут вечные троны пылать,
Усны дев налиются червицей,
И одно, и одно – исполать
Гоям неб, увитым сукровицей.

Ангела на щитах изнесут
Нас ко мраморным хорам лилейным,
Где уже никого не спасут,
Где темно и свечам юбилейным.

Тридцать второй фрагмент

Лейте, лейте, менады, с вином
В куфры тусклые цветь-озолоту,
Ягомости ли век об ином
Не мечтали и чаяли слоту.

Но владык августовская мгла
Оповила, се яств именинных
Млечный холод над кругом стола,
Се путрамент истечий карминных.

Будет Господе свой променад
Увершать, яко царич велебный,
И совидит все тех же менад,
Заливающих мраморник хлебный.

Тридцать пятый фрагмент

Благодержный июль, пламеней,
Именитства ль чудеснее пламен,
Сонмы див, фемериды теней
Восторгают нас млечностью рамен.

Се нагорные кельхи с вином,
Это мы их пием, не хмелея,
Смерть красна и на пире земном,
Всяку царичу – к тосту лилея.

Иль начинут серебро вести
По медовым розеткам гияды,
Источимся в убойной желти,
Прелия именинные яды.

Пятидесятый фрагмент

Ветхой цветию август пьянит
Одалисок и граций амурных,
Их шелками чарует, манит
Изваяньями спален гламурных.

Именинные щедры столы,
Вои неба пиют за калечность,
И юдицы опять веселы,
Кровь алкают и розную млечность.

Яко Господь соглянет в окно
Сквозь атраментной барвы истечи,
Нас увиждит и хлеб, и вино,
И цветочные морные свечи.

Портреты юдиц с мраморными бутонами

Седьмой фрагмент

Огнь бутонов ярких сотемним,
Аще розы лишь жгут и печалят,
Мы, царице, бессмертие мним,
Нас ли одники неба прехвалят.

Но точится из мраморных ран
Гвоздевое серебро, фиады
Тще лекифы тиснят, Дориан
От портретниц бежит в анфилады.

Залиет красносельский бетон
Фей столовья и хлеб, и емины,
Где бутон выжигает бутон,
Свеч и роз оплавляя кармины.

Семнадцатый фрагмент

Сад летучий, ночной вертоград
Белых фей к цветникам насылает,
Зелен, Господе, сей виноград,
А чудесно и ярко пылает.

Одеон ли еще холодней
Черно-мраморных крымских альтанок,
Вновь бегут херсонесских огней
Тени роз на шелках пуританок.

Иль опять ягомости хмельны
И над Эрсой манерно смеются,
И зерцают юдольные сны,
И в смарагдовых каморах бьются.

Тридцать третий фрагмент

Август чернь преливает с дерев,
Гесперид соблазняет плодами,
Льет остуду на рамена дев,
Балевницам грозит холодами.

Что опять Женевьевы темны,
Яко немы уста Николая,
Граций лядвия, юн ложесны
Кисти ангельской чают, пылая.

Хор скульптурников мела белей,
Мы очнуться, Господе, не смеем,
Лишь во мгле царскосельских аллей
Юродиво кричим и немеем.

Сорок шестой фрагмент

Аще должно серебру темнеть,
Аще тусклы ночные камеи,
Будем с розами неб пламенеть,
Лит чураясь и вин Саломеи.

Веселы фаворитки теней,
Изумрудные хлебы, емины
Пирований, истечья огней
Их пьянят, яко Грасса жасмины.

Им надзвездные гостии Ор,
Коих ядная выбила треба,
Солиют в огнетечный фарфор
Золотую цикуту Эреба.

Пятидесятый фрагмент

Августовская ночь цветников
Золотые решета чарует,
Королевен всемлечный альков
Ядно-огненным шелком дарует.

Птицы райские в стекла палат
Суе клювами хищными бьются,
Тускл Вифлеем, призрачен Эйлат,
С кем и цвесть феи неб остаютчя.

Ах, мы сами, Господе, тлеем
За миражными волнами Леты,
Где серебром ночной Вифлеем
Осыпает царей силуэты.




Комментарии

Комментарии отсутствуют. Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии